Delay, Jan

B  C  D  E  F  G  H  I  J  K  L  M  N  O  P  Q  R  S  T  U  V  W  X  Y  Z  ß  Ü  Ö  Ä 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Ы  Э  Ю  Я 
Delay, Jan
Добрый десяток лет прошел с тех пор, как на станции St. Pauli Landungsbrücken были действительно Большие Неприятности. Десять лет, в течение которых поезд в будущее с бешеной скоростью мчался сквозь ночь, собирая на своем пути больше людей, чем можно было себе представить. И вот, наступило лето 2009 года, - следующая остановка. Добро пожаловать на Вокзал Души.

Для тех, кто родился слишком поздно, слепоглухих или поклонников Петера Маффея кратко расскажем: Ян-Филипп Айсфельдт родился в 1976 году в Гамбурге (Эппендорф), в 1991 году вместе с Denyo, DJ Mad и Pladin Mardin основал группу Absolute Beginner. Записав традиционное демо, ребята оказываются на Buback Tonträger, звукозаписывающем лейбле бывшего барабанщика Goldene-Zitronen Эйла Дамбски, и выпускают пластинки полные стремительной социальной критики и буйного несовершеннолетнего творчества. Наконец, в 1998 году формируется известное сегодня классическое трио и при четком соблюдении старого принципа: 2 вертушки, 2 микрофона, 1 флеш записывается альбом Bambule («Большие неприятности»), который не только является важной частью немецкого рэп-фольклора (Eimsbush Bassment, Mongo Clikke), заключенного в абсолютно жесткий каркас из ритмов и рифм, но и становится сенсацией века. На дворе лето 99 года, Гамбург - центр мира, и Absolute Beginner, первые среди равных, создатели нового стиля, продолжающие свой троянский поход по залам и концертным площадкам.

Впоследствии Айсфельдт превратился в Jan Delay, который познакомил целое поколение с дикой смесью из Нены, регги, для того чтобы в конце концов подняться до «Mercedes Dance SLK-2006», словно между прочим выпустив с Absolute Beginner настоящий хит - Альбом Номер Один, да и так, чтобы в одном-двух тактах отдохнуть от соула, фанка, телевидения и непрестанного леса германских согласных звуков. Своим третьим сольным альбомом WIR KINDER VOM BAHNHOF SOUL («Мы дети вокзала души») Delay поднял планку ещё на уровень выше, словно говоря: «А спорим, что…?». Потому что „бизнес как бизнес не существует“ (no business like business). И уж точно нет другого такого диско, как DISKO № 1.

Полтора года Ян со своей группой и сопродюсером Каспаром «Простаком» Винсом (Dynamite Deluxe, La Boom) просидели в Boogie Park zu Ottensen, в студии Vox Klangstudio и в домашней студии, чтобы в ходе многочисленных рейвов-импровизаций превратить каждый такт в настоящий спектакль. С Джонни «Гитарой» Ватсоном и Chic в iPod’е. Можно быть уверенным, что после почти 150 совместных выступлений они смогут выпустить джина из бутылки, который на протяжении по меньшей мере двух сезонов оставит без зрителей все футбольные матчи от Вехты до Аймсбюттеля
Альбом Mercedes Dance был проявлением «нового Яна и нового начала», а альбом Wir Kinder vom Bahnhof Soul является логическим продолжением, укреплением и выражением в ультимативной форме формировавшегося в течение трех лет музыкального видения. Конечно, есть и другие битовые исполнители, которые могут по любому поводу на раз-два выдать тройку глупых фраз и три сотни более классных рифм. Но, прежде всего, в этом альбоме присутствует тот любитель музыки, который с раннего детства наслаждался высококалорийной музыкальной диетой от Prince, Боба Марли, Удо, Майкла Джексона, Нины, Нила Роджерса, и Фрэнка Заппа, и который хочет вместе с ордой знатоков и умельцев воссоздать атмосферу конца семидесятых и начала восьмидесятых годов. И тот, кто с маниакальной тщательностью следит за каждой деталью, от покроя своего костюма и до всякого рода сплетен в прессе, пишет замечательные песни, которые являются современными и одновременно находятся вне рамок времени. И тот, которому помогают два мудреца из Моргенграуен, которые еще летом 2009 сотворили Shit tight: Простак на флэше, звуке и микшировании, а после микширования - Маттиас Арфманн со своим опытом студийных сейшнов с Kastrierte Philosophen, Patrice и Absolute Beginner. Плюс Айц как стилист. Плюс Disko No. 1.

Mercedes Dance создавался по-прежнему по правилам хип-хопа, такой была с самого начала ритмическая группа этого ганзейского ответа на Ocean’s 11, которая состояла из Jost „J-Fresh“ Nickel (ударные), Jonas „Love Jones“ Landerschier (клавишные), Loomis „Loomie Loo“ Green (семиструнная гитара) и Ali „Big Al“ Busse (бас). К тому же, следуя лучшим традициям хип-хопа, использовались как собственные духовые (“Large”), так и другие, на которых Johnny Blazers играл с такой самоотдачей, с какой выдували звуки Lieven Las Vegas, Käptn Kacza и Johnny Johnson, призывая, по меньшей мере, к охоте за крутобедрыми вавилонками, для которых играют на трубе Штефана Мросса и саксофон - субконтрабас Йошуа Редмана. И, наконец, на все это накладывались чистые голоса бэк-вокалисток Esther Cowens, Ngoné Thiam и Myra Maud с «ахами» и «охами», которые еще присутствуют в каждом приличном мировом хите.

Круг проблем, затрагиваемых в альбоме, по-прежнему очень широк, начиная от мелочей повседневной жизни (любовь, нравственность, жизнь), и заканчивая всеми теми механизмами, которые содержат в себе всю Вселенную (последующий клубный раунд Cuba Libre, Fremdscham über Geschmacksverirrte с притязаниями на легкую хорошую музыку). Неважно, насмехается ли Delay Lama в „Kommando Bauchladen“ над глобальной тиранией ужаса Starkie и Pimbucks или поет в аппаратной песню „Hoffnung“ («Надежда») о прекрасной и чистой любви. Неважно, ставит ли он на место бессовестного негодяя с соседней улицы („Oh Jonny“) или выдает ультимативный саундтрек („Abschussball“) к совершенно естественному поведению половозрелых горожан в половине седьмого утра на танцплощадке. Не важно, жалуется ли он на несправедливость или восхваляет кого-то, разрывает на части или изнуряет сам себя, или просто играет рейв - он делает это как для большого кино, со свойственной ему чувственностью, с широчайшей улыбкой на лице и присущей ему способностью объединять в завершенную гармонию, казалось бы, совершенно противоречивые явления, как он делает это в Cap und Capper на сейшнах Afterhour. Черный юмор и черная гримаса, черный подиум и черные цифры.

Следующая остановка: Вокзал души. А потом... начнется самый зажигательный рейв в мире.

Навсегда и для всех нас.

Проекты:

Немецкий уличный фестиваль